Армия
Утилиты
Типографика

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Его мечта – эвакуировать раненых бойцов на санитарной броне «Линза»

Николай не наводит пусковых установок арторудий, для него цель № 1 - подобрать раненых, «подлатать» парней в «серой зоне» и живыми доставить в тыловой полевой госпиталь.

«ГАЗель» водителя-санитара с позывным «Рассказ» бегает по полям и сельскому бездорожью Запорожья. В салоне, помимо носилок и медоборудования, - подавитель дронов, масксети. Николай - наш земляк, «ленту» пересек осенью 2022 года.

Дружно рыли окопы, блиндажи...

- До спецоперации у меня была строительная бригада, - рассказывает мой собеседник. - Узнал о повестке - распустил бригаду, прибыл в военкомат. Потом - полигон, боевое слаживание, выезд на место дислокации батальона. Приехали. Не до конца убранное поле. Шляпки подсолнечника высушило до звона. «Это ваши позиции. Подготавливайте». Дружно рыли окопы, блиндажи, «реснички» (индивидуальные ячейки - прим. авт.). Даже оборудовали подземную кухню, баню. Первое время квартировались в восьмиместных блиндажах, потом оборудовали комфортабельные «двушки», благо, противник дал время окопаться.

По словам Николая, позиции батальона тянулись длинной двухкилометровой лентой. Спустя две недели противник «срисовал» координаты расположения. Пошли прилеты.

- Как выходит, куда летит - первое время было непонятно, - вспоминает он. - Со временем приноровился слушать: выход снаряда - хлопок, далекий свист – обойдет стороной, отчетливый – будет перелет, а вот «тот самый» прилет, он, как шум ветра, тихий.

Первый артобстрел застал нашего земляка ночью.

- Подземная столовая. Пили чай. Ждали смены. Пошли выходы - разбежались по «ресничкам». Через четверть часа все стихло. В тот раз обошлось без потерь, - продолжает вспоминать он.

По словам Николая, в отличие от артиллерии, прилет танкового снаряда непредсказуем: от выхода до прихода - не больше трех секунд.

- Помню, приехал к парням на новую позицию, - делится он. - Поздоровался. Стоим у входа в дом. Они показывают: здесь посты, сюда заходим, здесь так стоим, здесь вот так. Взрыв! Веранду землей накрыло. «Ну, с приездом...» - прокашлявшись от пыли, пошутил кто-то из наших. Обстрел переждали в подвале. На Запорожье погреба бетонные, высотой в человеческий рост. Вышли, осколками полсада скосило. А ведь еще пятнадцать минут назад абрикос стоял в цвету.

Одна земля – один народ

Первое время Николай был командиром отделения. Вместе с бойцами патрулировал населенные пункты. Основная задача - обнаружить и предупредить работу диверсионных групп.

Выезды на передовую - когда врага видишь в бинокль, а в твою сторону каждый день что-то летит - тоже были.

- От наших позиций до окопов ВСУ - меньше километра, - рассказывает мой собеседник. - Случалось, украинских солдат видел не только в бинокль, мобилизованные под покровом ночи переходили на нашу сторону, сдавались в плен.

Николай убежден: не все украинцы зомбированные, есть те, кто понимает абсурдность происходящего, есть те, кто просто не хочет воевать.

А еще он с болью смотрит на местных, чьи дети воюют по другую сторону.

- Ну, представьте: работал чей-то сын где-нибудь под Киевом - мобилизация, сейчас он там, мы тут, в бою можем пересечься, - говорит Николай и добавляет: - Среди местных есть те, кто всеми силами приближает нашу победу. Взять деда Сашу. «Ребята, грязные вещи есть? Везите до дома, моя бабка постирает», - каждый раз при встрече говорит он. А бабке той лет 65, она нам в матери годится. Зовем уважительно тетей Галей. Она не только постирает, но и за стол посадит, борщом накормит. И звучание имени, и вкус борща - все роднит.

Спецоперация: спасти бойца

В мае прошлого года Николай попал в госпиталь. После операции персонал предложил остаться, требовалась помощь в эвакуации раненых. И он остался, вернее, пошел на контракт рядовым - водителем-санитаром.

- На видео и фото видеть раненых - одно, наяву - совсем другое, - признается наш земляк. - Не каждый может выдержать... Я отношусь к ребятам с состраданием, при этом не впадаю в панику. Знаю, в какой дозировке, какие уколы сделать, как капельницу поставить. Разрезаю полевку, оцениваю травмы, при необходимости пережгутовываю. С кем-то нужно просто поговорить, чтобы не вогнал себя в шок. Все приходит с опытом.

Эвакуация, как правило, проводится с «нуля».

- Едешь, торопишься, стараешься «слушать» небо: беспилотники, арта – по тебе может работать и то и другое. Ты - цель № 1. Добрался до точки – грузишь, летишь в «серую зону», чтобы оказать первую помощь. Крайняя точка – госпиталь. Здесь есть врачи и хирурги, операционная, реанимационная.

То, что машина оборудована антидроновым устройством, - заслуга самого Николая.

- Только вместе мы - сила: что-то идет по линии Минобороны, что-то приходит с гуманитарной помощью, что-то покупаем сами, - говорит он. - Там, «за лентой», видно, кто есть кто, оттуда хорошо видна поддержка тыла. Константиновская группа «Мы едины», курганинская - «Все для нашей Победы», каждый месяц отправляют на госпиталь гуманитарную помощь. Приходят медикаменты, носилки, валики, бандажи, сменная одежда, вода, продукты питания. Для бойцов волонтеры передавали тепловизоры, маскировочные сети. Самое дорогое – детские письма. Ими была обклеена стена моего блиндажа, во время ротации снял, ношу в вещевом мешке.

Победа будет за нами

- Мы - на верном пути. Отступать некуда. Движемся только вперед. По-любому рано или поздно победа будет за нами, - убежден Николай.

С фразой «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!» наши деды в Великую Отечественную войну победили фашизм. Дело российского солдата - дать отпор неофашизму и русофобии.

 

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ РАЙОНА: https://t.me/kurganinskie

 

Июнь 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Яндекс.Погода