Армия
Утилиты
Типографика
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Собираясь в отпуск, наш земляк привез «из-за ленты» медаль «За отвагу» и четвероногого друга с позывным «Сева»

Бойца роты связи с позывным «Чича» призвали на второй день частичной мобилизации. На пункт распределения молодой человек прибыл по гражданке, с моторюкзаком за плечами. Прошло полтора года: Николай не понаслышке знает о прилетах, фронтовом товариществе, цене надежной связи и помощи тыла.

О том, что «за лентой» делает нашего земляка счастливым и как ему помогают земляки-волонтеры тыла, поговорили за пару дней до возвращения Николая в расположение батальона.

Другая реальность

Сентябрь 2022 года. Призыва в те осенние дни ждал почти каждый, кто числился на воинском учете. Для каждого повестка военкомата становилась поворотным этапом в жизни. Новая жизнь началась и у моего собеседника.

Третий день пребывания в прифронтовом учебно-полевом лагере запомнился Николаю прилетом. Сгорело все: домики, склад с БК (запасными боекомплектами), личные вещи, гуманитарная помощь. Да-да, к тому времени курганинцы успели доставить первый гуманитарный груз.

- В тот день командир сократил утреннее построение. Это спасло много жизней, - рассказывает Николай. - Без пятнадцати девять прозвучал приказ разойтись по тренировочным площадкам, а уже в пять минут десятого – прилет. Позже выяснилось: по нам отработал «Хаймарс». Инструктор дал команду укрыться в посадке. Мы бежали, ползли. Все было словно в другой реальности. И время там шло по-другому.

Повод менять ключи

Распределили нашего земляка в роту связи. Сослуживец дал позывной - «Чича». Тот боец погиб. Позывной остался.

В обычной жизни Николай - строитель. Его боевой товарищ «Тополь» - электрик.

- «Тополь» - прирожденный связист, - говорит мой собеседник. – У него и свои изобретения есть.

Николай числится водителем. Но это не мешает ему становиться в один строй со связистами. Надо – помогает ремонтировать и менять радиостанции, обслуживать оптико-электронные комплексы наблюдения, налаживать Интернет.

- Много читал о том, что во время прошлых вооруженных конфликтов в сутках было время для отработки задач «по-серой» - на рассвете и закате, - делится наш земляк. - Тогда это было оправдано. Сейчас эта схема не работает: враг видит нас в тепловизоры, с коптеров, оборудованных камерами ночного видения. Незамеченными помогают оставаться ветер, дождь, маскировка, а еще «глушилки».

Выходить на линию боевого соприкосновения «Чиче» и его боевым товарищам приходится часто. И дело не только в плановой замене частот и ключей шифрования. Вот как об этом рассказывает он сам:

- Прилет. Пацанов раскидало кого куда. Бывает и рации теряются. Сами не подобрали – подберет противник. Или такая ситуация: срезали с раненого бронежилет, рацию забрать забыли. Все эти нештатные ситуации - повод для выезда. Поступил звонок: оставили дела, взяли ноутбук, сели в машину, поехали по позициям менять частоты и ключи.

Страх страху рознь

Полевые дороги, по словам нашего земляка, - отдельная история. За год он больше полсотни раз пробивал колеса – осколки, иглы акации, дело такое. Вулканизация требует немалых средств. А главное – времени. Если бы только это – не выдерживали и задние стойки легковушек.

До «Нивы», на которой Николай сейчас мотается по передовой, были две «Лады». Все три машины – помощь группы «Все для фронта», до границы каждую гнал шеф - Роман Обедин.

Нередко связисты по пути забрасывают посылки с провизией и боекомплектами. В одну из таких ночных передач «Чича» и «Тополь» попали под минометный артобстрел.

- Первый артудар пришелся в рядом стоящее здание, - вспоминает Николай. - Мы прыгнули в машину «Тополя», завели мотор, педаль – в пол. Второй снаряд перелетел. «Восьмерку» присыпало кирпичом и грязью. Дым, гарь, тьма. Оказалось, мой товарищ, оглушенный первым прилетом, не включил свет фар. Если бы не тормознул второй прилет, вошли бы в «буханку», стоящую впереди. Гаубица, как правило, бьет трижды: бам! – минута-минута двадцать, корректировка – выстрел. В тот раз по нам били беглым огнем. Между прилетами - секунд тридцать. Выскочили из машины, укрылись в подвале близстоящего дома.

Такие догонялки - не единичный случай в армейской жизни нашего земляка. Вспомнил он, как машину «догоняли» мины 120-го калибра:

- Бах, бах, бах… Когда укрыться негде, на автомате давишь педаль в пол и летишь. Летишь, не замечая выбоин, кочек, ухабов, пробитых колес, - рассказывает он. - Хотя нет, пробитые колеса кидают так, что только успевай держать руль.

В такие моменты, признается Николай, страшно. Но страх страху рознь: кто-то цепенеет и перестает соображать, а кто-то вступает в схватку с обстоятельствами на автомате. Но хуже всего апатия и отсутствие страха. В первом случае человек смиряется с любым исходом и не хочет предпринимать мер, во втором - бравирует бесстрашием и, как правило, выходит из игры. Но это все - не про него.

Больше всего «Чича» боится тишины и чистого неба. А еще поломаться.

- Тишина – значит, противник не занят. Противник не занят – значит ты, одиноко мчащийся по дороге, с большой вероятностью, вызовешь его интерес, - говорит он. - Но и поломаться в дороге страшно. В эту новогоднюю ночь возвращался из штаба - на повороте оторвалась ходовая. С обоих сторон - канонада. Машина неуправляемая. Вызвал на подмогу товарища. Ждал, скрестя пальцы: ночью «птички» летают, могли засечь. Обошлось. На базу вернулись за пять минут до боя курантов.

«Лира» и дизель - в подарок

«За лентой» у парней желание одно – вернуться домой с победой!

А подарки – совсем неважно, когда им их дарят. Главное – дарят. Перед Новым годом в адрес Николая и его сослуживцев группа «Все для фронта» отправила ретранслятор связи «Лира» с рациями и дизельные генераторы.

Говоря о том, что делает его счастливым, наш земляк признается - выполненная работа:

- Я говорил, что «Тополь» - мегамозг. Вот тому пример: по его задумке мы спаяли усилитель на релейную радиостанцию, а еще упаковали его в герметичный кейс. Знаете, что это значит? Это значит – надежно работающая станция не требует лишних выходов. Нет выходов – нет риска для жизни. К тому же бить она стала на семь километров дальше. Другой пример - на базе роты мы организовали мастерскую: устанавливаем на радиостанции аккумуляторы собственного изобретения, ремонтируем «глушилки» связи. Вот это все – фронтовое счастье.

Николай показывает видеозапись монитора подавителя БПЛ. Экран поделен на секторы, каждый демонстрирует сигнал приема частот беспилотников. Они у них разные. По звуку оператор понимает: приближается разведывательный дрон, дрон со сбросом, «Камикадзе» или «Баба Яга». Услышал – включил нужный рычаг «глушилки», вероятность остаться в живых повысилась.

Николаю есть ради чего жить. Дома его ждут мама, жена и маленький сынишка. Первенца он назвал Александром в честь отца.

- Я не видел сына малюткой, разве что на фотографиях. Уходя «за ленту», не знал, родится сын или дочка, но был уверен - звать буду Сашкой, - делится в заключение беседы мой собеседник и добавляет: - Спецоперацию нужно довести до конца. Довести до конца ради будущего наших детей.

 

Подписаться на Курганинские известия: https://t.me/kurganinskie

Апрель 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 1 2 3 4 5

Яндекс.Погода