Фото: Наталья Шамова, "Курганинские известия"

Культура, традиции
Утилиты
Типографика
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Каникулы в кубанской Урмии – любимые детворой: мия-мия, рыкда и гут-акла

Кто-то мечтает провести каникулы в столице или на Черноморском побережье, а кто-то - из столицы и курортных городов едет в кубанскую Урмию. Центром притяжения для ассирийской детворы становится подворье первого раби – школьного учителя Инвии Георгизова.

Сегодня гостей привечают сын и невестка Инвии Георгизова – Олег и Алла Георгизовы. Чтобы на Кубани побывало больше родни, рядом с родовой хатой – большой гостевой сруб. По словам Олега Ильича, когда-то на летние каникулы в Урмию приезжали друзья его детства, сегодня в ассирийской деревне гостят их внуки и правнуки.

«Робка приехал – пошли бороться!»

С июля по август в селе людно, почти в каждом дворе – родственники: так – в наши дни, так было десятилетия назад.

- Во время летних каникул я больше всего ждал приезда тети Нины Садо и ее сыновей – Робки и Додика, - вспоминает Олег Георгизов. - О приезде ленинградцев сообщал друг детства Арам Алексанов, внук деда Андреюса, знаменитого тем, что в дореволюционный период под началом полковника Кондратьева воевал в рядах ассирийско-армянских ополченцев. В те годы забор нашего подворья был низким, через штакетник были видны и улица, и стоявший у калитки Арам: «Алех (а Арам произносил мое имя именно так), Робка приехал – пошли бороться!». У нас была традиция – бороться в первый день. Робка, я и Арам были погодками. Мы шли на выгон и бились на кулаках. До шестнадцати лет я побеждал Робку. В шестнадцать лет Робка борцовским приемом уложил меня на лопатки: оказалось, он год занимался вольной борьбой. В секцию его записал дядя Михаил Садо (выдающийся лингвист, семитолог, общественный деятель – прим. авт.). Дядя Миша увлекался самбо, привлекал к борьбе мальчишек своей большой родни. Тем летом, с легкой руки Робки, я освоил бросок через бедро и еще пару борцовских приемов. Позже, учась в университете, записался в секцию греко-римской борьбы.

В прошлом столетии гости Урмии говорили с местными на родном языке, с легкостью вливались в общий круговой танец. Чтобы вернуть былое, в ассирийскую деревню приезжают активисты и добрые друзья региональной национально-культурной автономии ассирийцев «Хаядта», по инициативе которой летний отдых детворы назвали звучным словом «Зинда».

«Зинда» - искра, зажигающая сердца

Идея собирать детей вместе принадлежит Алле Георгизовой, руководителю «Хаядты»: «Все началось с приезда на Кубань бывшего американского сенатора Джона Нимруда. Был конец 80-х годов. Вместе с Джоном мы планировали организовать обмен студентами, но затея осталась в планах. В одной из заграничных поездок актив «Хаядты» увидел работу летнего ассирийского лагеря – его прообраз и есть наша урмийская «Зинда». «Зинда» в переводе с ассирийского - «искорка», мы хотим зажечь сердца наших детей интересом к своему народу и его культуре».

В 2011 году прошла первая смена летнего отдыха в ассирийской деревне. Из года в год программа приблизительно одинакова: до обеда - изучение языка, истории, традиций, этикета; во второй половине дня – разучивание национальных танцев, ассирийских песен, футбол, спортивные эстафеты, квесты.

В этом году в «Зинде» побывали мальчишки и девчонки из Аксая, Армавира, Афипской, Донецка, Ейска, Зверево, Краснодара, Крымска, Москвы, Новороссийска, Ростова-на-Дону, Сочи, Шахт, Энгельса.

Десять лет в вожатых

Лидия Осипова - в вожатых со дня основания «Зинды». С первого потока рядом с ней - сын Юхан. Сегодня молодому человеку шестнадцать лет, он ждет того времени, когда сможет приехать в Урмию вожатым. В третий поток Лидия взяла с собой и четырехлетнюю Марию. Оба, Юхан и Мария, отдыхали в ассирийском селе и нынешним летом.

Зиндовцы любят рукодельницу Лиду: в этом году вместе с ней они расписывали тарелки и кухонные дощечки, рисовали ассирийские флаги и логотипы «Зинды» на шоперах. Лидия была модератором интерактивной игры «Кулинарный поединок».

Наша собеседница, ее коллега Инесса Тумасова - преподаватели танцевального коллектива «Ниневия», а потому неудивительно, что именно они разучивали с ребятами национальные танцы. Присоединялись к ним Александр Тамразов и Ангелина Якопова. Александр - руководитель местного ансамбля «Урмия», Ангелина – столичного детского ансамбля ассирийского народного танца. В обычной жизни Ангелина - учитель московской школы, преподает математику и информатику.

- Уметь двигаться в общем круге - особый пунктик каждого ассирийца. Самый простой рыкда (в переводе на русский «танец») – «Хигга»: образовав круг, танцоры держат друг друга за руки и исполняют несколько рисунков ног, - рассказывает Лидия. - Считается, что «Хигге» тысячи лет. Но мы учили и более сложные танцы – шейхане, багие, гюбаре, кочари, басо. Ребята очень любят гут-акла (в переводе на русский - «футбол»). Несколько лет мальчишек «Зинды» тренирует вожатый Путрус Васильев. Путрус - профессиональный футболист.

К слову говоря, в Урмии тоже есть футбольная команда - «Шумерские буйволы». По весне во время национального фестиваля «Хубба» они принимают ассирийские команды страны.

Летом на футбольном поле Урмии играют не только в футбол, но и танцуют, устраивают квесты «Зинда боярд», проводят «Неолимпийские урмийские игры».

Пшена тиллохун

- Наташа приехала, - радостно всплескивает руками Вера. - Шлама аллохун, - обнимая меня, говорит она.

Вера – участница «Зинды». В Урмии - впервые. В ассирийское село приехала вместе с братом и мамой Анной.

- Пшена тиллохун! – отвечаю на приветствие и объятия.

«Шлама аллохун» в переводе с ассирийского - «здравствуй, добро пожаловать»; «пшена тиллохун» – «на радость пришли»: так мы с Верой поздоровались. Я приехала на закрытие лагеря, а познакомились мы в ассирийский день.

Анна Абрамова, мама Веры, сама Вера и ее брат Давид – из Донецка. Анна в вожатых первый год, но в Урмии она бывала и прежде: поводом для поездки на Кубань был фестиваль «Хубба».

С детства Аня мечтала выучить родной язык. Прошлой осенью записалась на онлайн-курсы. К весне научилась читать и писать по-ассирийски. Вслед за Анной к курсам подключился и Давид. Правда, спецоперация выбила семью из колеи - обучение пришлось приостановить.

- Дома, на бытовом уровне, мы говорим на родном языке, дети нас понимают, но говорят мало, - делится Анна. – Моя мама родом из Мариуполя, между собой в ее семье говорили на родном языке. А вот в семье моего отца такого правила не было, соответственно, я учила ассирийский на летних каникулах, гостя у бабушки.

Еще одной мечтой Анны был летний отдых детей в Урмии. В этом году ее желание сбылось: в лагерь Давида позвала Инесса – вожатая с многолетним опытом, а пересеклись они на курсах ассирийского языка.

В жизни Анны были шара и духрана - церковные праздники, приносящие истинную, духовную радость. Их Анна отмечала у бабушки. Ее дети узнали о шара и духрана в Урмии – в день приезда раби каша Путруса, настоятеля краснодарской святой апостольской соборной ассирийской церкви Востока.

В Урмии Вера выучила алфавит, надеется – мама поможет с освоением чтения. Но читать мало, нужно учить слова, чтобы на будущий год говорить с ребятами на родном языке.

От лета до лета ассирийская детвора живет воспоминаниями и ожиданием новых встреч. Скоротать время помогают переписка и созвоны, а еще просмотры видеофильмов, с любовью смонтированных вожатыми.

 

Последние новости

Февраль 2023
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5

Яндекс.Погода