Люди, судьбы
Утилиты
Типографика

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Наша землячка убеждена: на фронте ее хранят молитвы и пояс с Псалмом 90

Врач приемо-сортировочного взвода с позывным «Краснодар» эвакуировала с фронта четыре с половиной сотни бойцов.

История знакомства с Анастасией началась осенью прошлого года. В день закладки яблоневого сада настоятель храма 40 мучеников Севастийских – защитников воинства - рассказал о том, что на Донбассе служит его духовное чадо.

Благословил архимандрит

С отцом Серафимом Анастасия знакома не так давно. На поступление в Санкт-Петербургскую военно-медицинскую академию ее благословил архимандрит Григорий (Цвынтарный) – тот самый старец, что воевал на Ленинградском фронте и получил священный сан в год победы над фашистской Германией.

- Мама была против моего решения стать военным доктором, - рассказывает наша собеседница. - Это сейчас на ее попечении - семеро приемных детей. Когда росла я, она была следователем, сами понимаете, видела меня редко. Должно быть, именно поэтому хотела, чтобы я выбрала женскую профессию. Но, как говорится, яблоко от яблони недалеко падает: я была настойчива в своем выборе. Укрепило его благословение отца Григория. Правда, прежде батюшка трижды переспросил: готова ли я к такому служению.

Из двухсот абитуриентов поступили двадцать – Анастасия в их числе. С успехом наша Настя прошла курс молодого бойца, втянулась в учебу, привыкла к форме, утренним зарядкам, казарме, уставному обращению.

Ежедневный маршрут нашей землячки пролегал мимо памятников «Военным медикам, павшим в войнах», «Курсантам и слушателям Сталинградского курса …». В главном здании академии она не раз обращала внимание на мемориальные доски, установленные в память о профессорах, преподавателях, курсантах, выпускниках академии, не вернувшихся с фронтов.

Испытания строгой дисциплиной, требованиями к знаниям и готовностью рисковать жизнью ради спасения других выдержали не все. Анастасия выдержала.

«За ленту» вслед за мужем

После питерской военно-медицинской академии нашу собеседницу направили служить в 26-й чебаркульский отдельный медицинский батальон.

Три года на Урале прошли в рядовых буднях: физо, стрельба, строевая подготовка, отработка оказания первой медицинской помощи на поле боя и эвакуации раненых. Казалось, так будет всегда, так будет, даже если сменить военный округ. Коррективы внес февраль 2022 года.

- С началом спецоперации наши ребята в числе первых вышли к границе, - вспоминает Анастасия. – Я не могла оставаться в стороне: как только представилась возможность, подала рапорт на отправку. К тому времени на фронте был мой муж.

По словам нашей собеседницы, в день отъезда она зашла в храм: исповедовалась, причастилась у дивизионного батюшки, приобрела пояс с Псалмом 90.

К боли привыкнуть нельзя

О Курганинске уральцы мало что знали, а потому «за лентой» кубанской девушке дали позывной «Краснодар».

- По мере продвижения боевых подразделений округа, передвигается и медсанбат, - продолжает рассказ Анастасия. – Прежде чем попасть «за ленту», я была приписана к эвакогоспиталю, развернутому в белгородском селе.

Первая прифронтовая точка старшего лейтенанта медицинской службы с позывным «Краснодар» – Кировск, город на реке Лугань. К западу и северо-западу от него проходит линия разграничения сил в Донбассе.

- В Кировске порой были заняты все пять операционных, - вспоминает Анастасия. - Легких мы ставили на ноги и отправляли в строй. Тяжелых эвакуировали санавиацией, раненых средней тяжести доставляли в ближайшие стационарные госпитали.

За время службы Анастасия повидала немало. Самым ярким воспоминанием для нее стал первый день на передовой.

- Привыкнуть к человеческой боли нельзя. Чтобы не сломаться, быть в строю, нужно научиться не пропускать эту боль через себя, - говорит Анастасия. – В медакадемии этот опыт не получишь. Приобретается он с опытом. Кировск стал для меня настоящим испытанием на профпригодность. Раненых было много. Медсестры проводили первичный опрос. Следом шли мы, врачи: ослабляли жгуты, делали назначения, определяли очередность операций и эвакуации. В тот день я эвакуировала четверых тяжелораненых бойцов. Обезболивающие не помогали. Но я понимала, что нужно потерпеть: и им потерпеть, и мне.

Запомнились двое

Анастасия вспоминает: из Кировска до Алчевска, где располагался пункт санавиации, было километров тридцать. Санитарный эвакуационный ПАЗик с красными крестами в белом круге преодолевал бездорожье часа за три. Носилки - в три яруса. Тряска. Бойцы переносили трудности эвакуации по-разному: одни, стиснув зубы, молчали, вторые стонали, третьи кричали диким криком, четвертые находили силы шутить. Особенно ей запомнились двое.

Первый стал свидетелем того, как ВСУ разбили колонну, как во время повторного обстрела погиб боевой товарищ. Истекая кровью, без еды и воды, он то терял сознание, то, приходя в себя, полз к своим. На четвертые сутки его подобрали.

Второй, с ампутированной ступней, в телефонном разговоре с женой (находя в себе силы шутить даже в такой сложной ситуации) произнес приблизительно такую фразу: «Помнишь шпору в стопе, которая меня донимала? Я решил эту проблему - у меня больше нет стопы. Но ты не переживай, и эту проблему решим».

Каждому дается по делам и молитвам

Анастасия убеждена: человек ко всему привыкает, там, где невозможно привыкнуть ,– приспосабливается.

- Человек ко всему привыкает. Жить под обстрелами тоже привыкает, - говорит она. - В Кировске с 4-го этажа стационарного госпиталя разворачивался настоящий театр боевых действий: мы видели, откуда и куда бьют украинские боевики, как реагируют наши подразделения. На Алчевск эвакуация шла каждый день. Маршрут пролегал через Стаханов, Брянку. Эти населенные пункты регулярно обстреливались ВСУ. Однажды и мы попали под обстрел. Ушли. В Алчевске застали разгрузку раненых.

Рассказывая о бойцах, Анастасия не могла сдержать слез, а вот о том, что в Новопокровске снаряды Хаймарса разрывались в двухстах метрах, говорит спокойно.

Плачет она и когда показывает детские письма. «Храни вас Бог. Спасибо вам за жизнь» - это письмо во время одного из эвакуационных выездов передала 6-летняя Полина.

- Каждому дается по его делам и молитвам, - говорит Анастасия. – Во время короткого отпуска мне довелось побывать в Костомаровском женском монастыре, приложиться к знаменитой «Расстрельной» иконе Божией Матери.

О святом образе, о том, что зимой 2001 года он закровоточил, узнала от одной из насельниц. Она же рассказала, что нижний храм монастыря иконы Божией Матери «Взыскание погибших» открывают воинам даже ночью.

В сентябре прошлого года Анастасия удостоена Благодарности верховного главнокомандующего Владимира Путина. В октябре за мужество, отвагу и самоотверженность, проявленные при исполнении воинского и служебного долга, награждена медалью «Суворова».

Не задай я вопрос о наградах - Анастасия не призналась бы. Это потому, что для нее близко и понятно наставление Господа: «...Какою мерою мерите, такою и вам будет отмерено...»

 

Последние новости

Май 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2

Яндекс.Погода