Один день из жизни Ильи Щеглова

Илья Щеглов. 1946 год, Германия.

Люди, судьбы
Типографика
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

23 августа отмечается один из дней воинской славы России. Он посвящен победе советских войск в Курской битве в 1943 году. В числе участников Курской битвы был Илья Павлович Щеглов - коренной житель Курганинска, о котором мы не раз рассказывали на страницах «Курганинских известий».

Ему исполнилось 18, когда в сентябре 1941 года его призвали в ряды Красной армии. Служил в артиллерии, части которой формировались на Урале. Весной 1942 года их отправили под Липецк, откуда, собственно, и начался боевой путь нашего героя.

Госпиталь

Несколько месяцев находились в обороне. Главные бои в тот период шли под Сталинградом. И вот поступил долгожданный приказ о наступлении. Но настоящее боевое крещение оказалось неудачным. Боец был ранен и попал в госпиталь. Госпиталь был хорошо оснащен для того времени, но ранение у Ильи оказалось более чем серьезным, а потому рана затягивалась медленно, и лечение было длительным. Иногда Илью охватывало отчаяние, что боли и перевязки никогда не прекратятся и что война закончится без его участия. Но, как показали дальнейшие события, эти мысли были напрасными, и ему еще предстояло «сказать» свое веское слово орудийными залпами по ненавистному врагу…

Когда дело пошло на поправку, Илью перевели в реабилитационный госпиталь до окончательного выздоровления. Шло лето 1943 года, внимание всех было приковано к военным действиям под Курском, где началась одна из крупнейших битв Великой Отечественной войны, отличавшаяся, подобно битвам под Москвой и Сталинградом, большим размахом и напряжением. 5 июля 1943 года немецко-фашистские войска перешли в наступление. На позиции наших солдат враг обрушил десятки тысяч снарядов и авиационных бомб, бросил в атаку большое количество танков и пехоты, стремясь на узких участках прорваться вглубь нашей обороны, к Курску. Ожесточенная борьба развернулась на земле и в воздухе.

В госпитале из уст в уста передавались последние сводки с фронта. Еще не полностью окрепший после лечения, Илья рвался в бой. И вот однажды в госпитале появился «купец», прибывший за пополнением. Ему нужны были артиллеристы, и в числе первых на фронт вызвался Илья.

Горели небо и земля…

Отряд, сформированный из 25 артиллеристов, своим ходом направился к линии фронта. Идти было очень тяжело, не полностью зажившие раны давали о себе знать. Командир, заметивший это, остановил один из автомобилей, везущих боеприпасы к линии боевых действий, и пристроил ослабшего солдата, сказав, где ему сойти и поджидать основной состав.

- Спасибо тому командиру, что посочувствовал мне, что понял, что такие расстояния мне преодолеть еще не по силам, - вспоминает ветеран. - Пока подтянулись остальные ребята, я смог немного прийти в себя, отдохнуть. Нам устроили баню, обмундировали, накормили, выдали фронтовые сто граммов. А утром предстояло выступать на позиции…

Между тем, положение на фронте менялось. После явного крушения «Цитадели», так называлась операция наступления на Курск, гитлеровское командование приняло решение перейти к обороне на всем советско-германском фронте, приказав войскам любой ценой удержаться на всех занимаемых рубежах, а в случае перехода соединений Красной армии в наступление - измотать и обескровить их.

На орловском плацдарме противник имел мощную группировку - 37 дивизий, из них - восемь танковых и две моторизованные. Она насчитывала до 600 тысяч солдат и офицеров, шесть тысяч орудий и минометов, около тысячи танков и самоходных орудий, а также свыше тысячи боевых самолетов. Придавая большое значение орловскому плацдарму, гитлеровцы задолго до своего наступления на Курск создали здесь оборону с развитой системой полевых укреплений, прочно прикрыв их инженерными заграждениями.

- Один день сменялся другим, казалось, что этому ужасу никогда не будет конца, - с горечью в голосе произносит Илья Павлович. - А решающим днем стало 23 августа, навсегда оставшееся в моей памяти. В четыре часа утра началась артподготовка. Наше 156-миллиметровое орудие, на котором я был заряжающим, стояло у оврага. Предполагалось, что враг пойдет на нас. Но танки обошли позицию, а мы получили приказ сниматься и двигаться к линии второй обороны, где шел ожесточенный кровопролитный бой. В 1943 году Гитлер пустил в действие, как он считал, свой «козырь» - устрашающий танк «тигр». Но, надо сказать, наша 152-миллимитровая пушка-гаубица пробивала его броню, а потому не такой уж он был и несокрушимый. Тем не менее кое-где тиграм удалось прорвать оборону и углубиться в наш тыл на несколько километров. Трудно описать, что происходило на поле сражения. Вот уж действительно горели небо и земля. Палящее солнце, горячая пыль застилали глаза. Казалось, что мы палим в какую-то пустоту. Но командир орудия продолжал отдавать приказы наводчику о координатах залпов. Шум, грохот, скрежет металла… Наши танкисты, являя собой верх мужества и героизма, когда заканчивались боеприпасы, шли на таран. Кому-то удавалось покинуть боевую машину, а кто-то - горел вместе с танком…

Мой собеседник замолкает, на глазах седого ветерана блестят слезы. Я не прерываю паузу, проникаясь чувством им пережитого.

- Пусть это будет минутой молчания в память о тех, кто отдал жизнь за свое Отечество, - тихо произносит Илья Павлович. - Вечная слава героям и вечная им память…

Сам же Илья Павлович в тот день обошелся, как говорится, малой кровью и получил осколочное ранение в ногу.

- Видимо, осколок летел издалека, потерял «запал» и не задел кость, - шутит он. - От госпитализации я отказался, осколок извлекли на месте.

…Утро нового дня явило всю картину вчерашнего боя. Догорающие танки, повсюду убитые. Их тут же хоронили, забирая документы, если те, конечно, уцелели. Брали даже обгоревшие, где можно было распознать имя солдата, остальным суждено было стать безымянными…

Битва под Курском явилась главным событием второго периода Великой Отечественной войны и завершила коренной перелом в ней. Красная армия развернула наступление.

Точно в цель

Битва на Курской дуге была победно завершена, и наши войска двигались дальше, на Запад. За ними следовали и воспоминания старого солдата. Илья Павлович рассказал о его участии в освободительной Корсунь-Шевченковской операции, к основным результатам которой следует отнести не только разгром мощной группировки противника, угрожавшей флангам 1-го и 2-го Украинских фронтов, но и существенное сокращение линии фронта и перенос ее на значительное расстояние на Запад.

 - Для прорыва тактической зоны обороны противника командованием фронтов удалось в очень короткие сроки создать мощные группировки сил и средств, особенно танков и артиллерии, - говорит Илья Павлович. - Плотность наших орудий на участках прорыва достигала, только представьте себе, до ста единиц на километр фронта! Конечно, это во многом определило успешный прорыв главной полосы обороны врага.

Вообще, 33 отдельную Белоцерковскую Краснознаменную артиллерийскую бригаду, где Илья Павлович уже служил наводчиком, частенько «бросали» на те участки, где срочно требовался особо точный огонь. Однажды по пути на Берлин поступил приказ уничтожить четыре позиции фашистов, не пропускавших нашу пехоту.

- Окопавшись ночью, мы два дня изучали, откуда ведется огонь, - продолжает свое повествование ветеран. - Точные координаты расположения целей помогли за десять минут уничтожить все орудия противника. И пехота продолжила беспрепятственное продвижение.

За участие в этой операции Илья Павлович был удостоен медали «За отвагу». Помимо этой памятной медали, в «арсенале» нашего героя - орден Великой Отечественной войны, медаль «Защитник России» маршала Жукова, другие награды.

Так случилось, что с берлинского направления бригаду в срочном порядке развернули на Чехословакию, где еще упорно сопротивлялась оказавшаяся в тылу вражеская группировка. Так что Победу Илья встречал в Праге. Известие о капитуляции фашистской Германии пришло в час ночи, а утром эта победоносная новость заполнила все уголки столицы Чехословакии. Илья Павлович до сих пор впечатлен яркими эмоциями от необыкновенно радостных встреч их, победителей, пражанами.

- Нас забрасывали цветами, прямо на улицах и площадях накрывали столы с угощением, все вместе мы пели, танцевали, - говорит мой собеседник и, на мгновенье задумавшись, добавляет, - да, так все и было…

После окончания войны Илья еще около двух лет служил в Германии в составе ограниченного контингента советских войск и вернулся домой только в 1947 году. Впереди была долгая счастливая жизнь под мирным небом, завоеванная русским солдатом.

Последние новости

Социальные группы

ОК
VK

Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6

Яндекс.Погода