Фото: Татьяна Исупова, «Курганинские известия»

Люди, судьбы
Утилиты
Типографика

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Предки Нины Александровны Бобрашевой поселились на правом берегу Лабы в год основания станицы Курганной. Последующие пять поколений живут на этом самом месте почти 170 лет.

Кубань стала казачьим краем благодаря, в том числе, и переселенцам из Харьковской губернии. Бескрайняя степь, мягкий климат, большие земельные наделы давали возможность переселенцам быстро наладить жизнь на новом месте.

Нина Александровна Бобрашева родилась в год основания Краснодарского края - 1937 году. Родительская хата, построенная еще дедом, находилась на улице Крупской, и в ней прошла практически вся жизнь.

Незабываемые 30-е годы

Подворье было огромным, земли давали столько, сколько казак смог обработать. С годами участки становились по разным причинам все меньше и меньше. Сейчас это - стандартное городское подворье, хаты уже нет, стоит добротный дом с большим садом.

- Конечно, родительскую хату жаль – столько с ней связано: и то, что в ней жили мои бабушка, дедушка, отец на войну ушел, мое рождение и взросление проходило здесь… - задумчиво размышляет Нина Александровна.

Отчий дом сохранил в ее памяти и светлые дни, и то, что наложило отпечаток на последующую жизнь. В семье Кузминовых родилось 8 детей, но взрослыми стали только двое – Нина и младшая сестра Люда.

- На Кубани в 30-е годы был страшный голод. Пасынки с хмеля, лебеда, осот, крапива = такой наш рацион был. Мы выросли на траве.

Кроме братьев и сестер, умерли от голода и бабушка с дедушкой. Только спустя многие годы наступила относительно сытая жизнь. А пока впереди были война и послевоенный голод.

Август 41-го. Станичники уходят на фронт

Нине Александровне, хотя ей было тогда всего 4 года, хорошо запомнились проводы отца на фронт в августе 41-го. На станции Курганной стоит товарный поезд, в широко открытые двери «теплушек» влезают мужчины, отец должен быть среди них.

- Мама с месячной сестричкой на руках и я пошли его провожать. Высматривали-высматривали – а людей много было, все толкались! Наконец, увидели его в почти уже закрытую дверь.

Еще раз, в последний, семья пообщается с Александром Ефремовичем, когда он придет на один день из армавирского госпиталя, где лечился от ранения в ногу.

Отец долгое время считался без вести пропавшим. Уже в наше время удалось разыскать сведения об Александре Кузминове - автоматчике стрелкового батальона 389-й стрелковой дивизии Украинского фронта, награжденном медалью «За боевые заслуги» и орденом Красной Звезды. В феврале 1943 года погиб в неравном бою, но успел убить и ранить несколько вражеских солдат. Место захоронения неизвестно.

Враги – в родной станице

Вражеские войска вошли в станицу в августе 1942 года. Люди прятались в окопах, на элеваторе гремело от взрывов, пшеница рассыпалась, станичники хватали мешки, чтобы набрать пшеницы,

- Наша соседка тетя Нюра тоже побежала за пшеницей и там ее убило. Моя мама продавала яблоки на вокзальном рынке, когда появились бомбардировщики. Мама схватила ведра - и бегом домой. Уже была на Крупской, вспомнила, что оставила туфли. И она вернулась обратно на рынок. И на перекресток, откуда она только что ушла, упала бомба. Воронка от нее еще несколько лет оставалась.

Лето выдалось богатым на яблоки. Оккупанты подгоняли грузовики в яблочные сады, и пока кузов не наполнится плодами, не уезжали. Нине Александровне запомнился первый увиденный ею враг:

- К нам пришел солдат, увидел сушеные красные стручки острого перца, спросил жестами, что это такое. Мама сказала, что это перец для супа. А солдат взял стручок да надкусил - и как заорет! Мы испугались, что он нас убьет. 

После изгнания захватчиков надо было идти в школу. Бомбежки повредили здания первой и четвертой школ (теперь – здание отделения сбербанка и городской библиотеки).

- Зимой мы пришли на занятия, а стекла выбиты, страшно холодно. Заколотили окно, поставили в помещении печку-«буржуйку» - так отогревались на переменах. В тот год был 43-градусный мороз, выпало много снега. Первоклассники идут, и только макушки их видно, - говорит Нина Александровна. - Был такой случай: мы в окно видели, как Лида Литовченко шла по тропинке в снегу и вдруг исчезла. Мы кричим маме: « А Лиды не стало!» Она выскочила на улицу, бросилась к ней, а та лежит без движения  – замерзла. Мама занесла ее в хату, набрала в корыто холодной воды, положила Лиду, и она стала двигаться.

Вот такое, далеко не радостное детство, было у Нины Кузминовой.    

Приучила к работе мама

В послевоенные годы поднимали разрушенное хозяйство всем миром - вернувшиеся фронтовики, старики, женщины, подростки. Техники практически не было. Использовали тягловую силу, плуги, сохи, ручной труд. Вдова фронтовика - Мария Ивановна Кузминова - пока были силы, трудилась на восстановлении колхоза. Но затем, потеряв здоровье, уже не смогла работать и семья начала голодать. Нина Александровна добрыми словами вспоминает Николая Григорьевича Табакова, председателя колхоза им. Молотова (позже – колхоз «Кавказ»):

- Как-то мама встретила Николая Григорьевича, и он спросил: «Как ты живешь, Мария?» Мама ответила, что детей кормить нечем, едят траву. Григорий Иванович сказал прийти на склад за продуктами; выписали нам мед, сало, растительное масло, муку, да еще и в бричку погрузили. Мы были ему очень благодарны!

Нина Кузминова среднюю школу закончила в 1956 году, и, хотя планировала стать учителем начальных классов, до исполнения мечты - работать в школе - было еще далеко. Она имела право, как дочь погибшего фронтовика, без экзаменов поступать в любой вуз. Но все было не так просто: требовалась помощь матери. Девушка не чуралась никакого труда: трудилась учетчиком в колхозной бригаде, рабочей на птицекомбинате, оператором на инкубаторной станции, каменщиком на строительстве правительственной резиденции в Пицунде.

Где начала учиться, там закончила работать

- Я очень любила шить, вышивать, и хотела получить соответствующее образование. В конце концов, сказала маме, что буду поступать в Краснодарское швейное училище. Там были хорошие условия для детей фронтовиков, - говорит Нина Александровна.

После учебы последовали 20 лет работы в городском ателье швеей, она следила за модой, ее ценили в коллективе и любили заказчики. О работе рассказывает с удовольствием, и это свидетельствует, что швейное дело  было ей по душе, да и материально устраивало.

В среднюю школу № 4, в которой Нина Александровна начинала учиться в военные годы, она вернулась в 1985 году учителем обслуживающего труда в старших классах. И сама заочно обучалась в Армавирском педагогическом институте. Ее общий трудовой стаж - 48 лет, супружеский и того больше – 57!

Замуж она вышла 9 мая 1965 года, посватался Анатолий Бобрашев, бывший моряк,

- Молодой муж очень меня оберегал, заботился, старался угостить вкусным, - комментирует она ухаживания супруга. – Это очень приятно. Золотые руки у него были – все умел делать.

Моя собеседница с любовью и гордостью рассказывает о сыне Константине и дочери Людмиле, 4 внуках и 4 правнуках; и я рада за нее, что и в этом значительном возрасте она окружена заботой и вниманием близких людей.

И Нина Александровна не могла никогда представить, как изменится родная станица:

- Я редко бывала в центре, и вот как-то пришлось, и чуть не заблудилась – так все изменилось! Мой отчий дом – Курганная – стал очень красивым современным городом. Так что удачно поселились на Кубани полтора столетия назад мои предки!

 

Последние новости

Август 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4

Яндекс.Погода