Фото: Наталья Шамова, "Курганинские известия"

Люди, судьбы
Утилиты
Типографика
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

 Полвека в любви и согласии живут Виктор и Нина Юртовы. После торжественной церемонии празднования золотой свадьбы Нина Ивановна поделилась историей о том, что ориентиром семейных ценностей для нее была семья соседей.

Пятьдесят лет Нина Юртова выстра-ивает семейную жизнь по принципу любви и заботы о близких - того, чем в детстве была обделена. Кем был ее отец, и на самом ли деле его звали Иваном, Нина Ивановна не знает до сих пор. Долгое время Нина верила легенде мамы, согласно которой отец пропал без вести в Великую Отечественную войну. В старших классах, пытаясь разыскать папу, она писала запросы в Москву. Лишь спустя годы, получив дубликат утраченного свидетельства о рождении, в графе «отец» увидела прочерк.

Полина Седая, мать нашей собеседницы, растила дочь одна. Растила в нелюбви, вымещая на так не похожем на нее ребенке неустроенность своей жизни.

Родители Полины внучки не дождались. Соседи и родня косились на девочку, задавались вопросами, в кого она такая уродилась. Полина молчала, а потом и вовсе завербовалась на Урал.

Домашний очаг и чугунок с картошкой

Малая родина Нины Юртовой (в девичестве Сиденко) - небольшой хутор Стринский Тимашевского района.

У большинства из нас самые светлые воспоминания связаны с детством. Они вспыхивают огоньками тихой радости, тепла и уюта отчего дома. У Нины Ивановны воспоминания о детстве тоже есть, но все они подернуты поволокой грусти.

- Мне три с половиной. Мама наказала купить в магазине мыло. Вернулась я с пакетом карамели «Подушечки». Долго моя спина, исполосованная веткой шиповника, гноилась, напоминая о провинности, - рассказывает Нина Ивановна. - Но страшнее физической боли была боязнь того, что мама от меня откажется. До сих пор в ушах стоит ее угроза: «Мне такая дочь не нужна». Еще помню огород, теряющийся из вида где-то у реки. Мне четыре. Мама на работе. Я рву траву, чайником из реки ношу воду для полива.

Фамилия у Нины появилась лишь перед школой. Мама на выбор предложила две - Сиденко и Карлаш. По словам нашей собеседницы, на слух Сиденко звучала привычнее, даже в чем-то была созвучна с материнской - Седая. Позже Нина Ивановна узнает - фамилии Сиденко в ее роду не было.

Чтобы прокормить себя и ребенка, Полина завербовалась на Урал. Потом было недолгое возвращение на Кубань и снова вербовка. На сей раз - на Сахалин.

- Шел 1953 год, время разгула амнистированных заключенных (период «бериевской» амнистии, самой масштабной по числу освобожденных заключенных за всю историю Советского Союза и России, - прим. авт.). Мы ехали в товарняке. На моих глазах людей грабили и на ходу выбрасывали из вагона, - рассказывает Нина Ивановна. - Грабежи я видела и в Южно-Сахалинске. Прежде чем поселиться в бараках, мы ютились в палатках на подсушенных топях. Время от времени, наводя ужас и бесцеремонно потроша чемоданы, к нам врывались зеки.

Наша собеседница вспоминает, что по соседству с их бараком жила многодетная семья. Жила небогато деньгами, но богато добрым отношением друг к другу. Любви и заботы старших хватало и на своих восьмерых детей, и на Нину.

- Вы знаете, мне кажется, нет ничего вкуснее той картошки в большом чугуне и селедки, что я за обе щеки уплетала вместе с друзьями детства, - продолжает свой рассказ Нина Юртова. - Помню, перетаскали в сарай гору угля, что мама велела убрать к ее возвращению с работы, устали, а тут картошка подоспела - теплая, как сами тетя Клава и дядя Сережа. Смотрела я на них и думала: вырасту, будет и у меня такая же большая любящая семья и чугунок с картошкой обязательно будет.

Всякий раз, когда Полина была недовольна дочерью, била ее жесткой веревкой.

У Нины была мечта - играть на пианино, как одноклассница Света, отец которой был большим начальником. Нина даже взяла у Светы пару уроков, а дома «репетировала» на дощечке с нарисованными клавишами. О покупке настоящего инструмента и учебе в музыкальной школе и речи не могло идти. Чтобы меньше времени проводить дома, она занялась спортом: играла в баскетбол за детско-юношескую сборную Сахалина. На форму зарабатывала сама.

- С 14 лет мои каникулы проходили на кирпичном заводе: наравне со взрослыми я грузила вагонетки, загоняла их в печи и вынимала обожженный кирпич, - продолжает свои воспоминания Нина Ивановна. - В один из дней, видимо от переутомления, у меня начались слуховые галлюцинации и обмороки. Возвращаясь с тренировки, я отчетливо услышала, как меня зовет мама. Побежала на ее голос. Он перемещался из точки в точку. Не помня себя, я пришла домой. Мама была дома и, как оказалось, не звала. Обессилев, я рухнула на кровать. Спала непробудным сном двое суток. Ко мне приходили доктора, подносили к губам зеркальце, чтобы проверить - жива ли. После этого случая начались регулярные обмороки.

Когда Нине исполнилось 17 лет, ее мама вышла замуж. Супруг оказался добрейшей души человеком. Но это не повлияло на отношение Полины к родной дочери.

Сдавая экзамены в медицинский институт, Нина не имела права на ошибку.

- Поступай як хочишь. На обратную дорогу у мэнэ грошив нэма, - сказала ей мама.

Прознав, что отец Нины пропал без вести, с поступлением в институт помог ректор-фронтовик.

Не только денег, у Нины не было ни теплой одежды, ни продуктов. Она не раз приходила на телеграф, чтобы поговорить об этом с мамой, но та, едва речь заходила о деньгах, открывала телефонную кабину и кричала: «Дэвушка! Ну ничэго ж нэ слышно!». На том связь прерывалась.

- В годы моего студенчества на столах общепита бесплатно стояли хлеб, горчица и соль. Какое-то время тем и жила, - говорит наша собеседница. - Когда и об этом узнал ректор, меня поставили на бесплатное разовое питание, дали комнату в общежитии.

Нина училась добросовестно, была физоргом курса, но окончить мединститут ей было не суждено: то ли от недоедания, то ли от переутомления, то ли от вида человеческой крови и мертвых тел у нее возобновились обмороки.

Нина вернулась на Сахалин. Позже окончила юридический институт.

Главное - встретить своего человека

Первое замужество не принесло Нине женского счастья и радости: муж был моряком, не позволял учиться и работать, в его понимании жена должна была ждать мужа из плавания и заниматься домашним хозяйством. В один из дней, отчаявшись, Нина собрала пятилетнюю дочь Инну и вернулась к матери.

Тогда она и подумать не могла, что в скором времени встреча с таксистом, в прошлом - мастером по автомобильному спорту Виктором Юртовым перевернет ее жизнь и станет добрым началом долгого супружеского пути.

Благодаря Виктору Нина смогла реализоваться не только как мать и жена, но и как личность, как уважаемый в области специалист.

На всю жизнь в память Юртовых врезалось первое знакомство Виктора с домашними Нины. Инна, успевшая забыть, как выглядит ее родной отец, завидев на пороге Виктора, с криками: «Папа! Мой папа Витя приехал!» бросилась к нему на шею.

По воле судьбы гостя, как и родного отца девочки, звали Виктором.

В тот момент, когда его обняли детские ручонки, Виктор твердо решил: «Никуда я отсюда не уйду». И остался, а спустя три месяца стал законным отцом Инны.

Белое платье, кольца, фата, эскорт из нескольких десятков «Волг» - все было как положено. Свадьбу играли в трехкомнатной квартире родителей Виктора, они же настояли на соблюдении традиций. По просьбе свекрови Нине даже фату пришлось надеть. Правда, после торжественной церемонии это фатиновое убранство, так манившее маленькую Инну, перекочевало в ее детский игровой уголок. А вот платье сохранилось. В нем уже сама Инна предстала свекровью на свадьбе сына.

- Когда мамы не стало, я рыдала просто страшно, - признается Нина Ивановна. - Я не понимала, что ее можно не любить. Или ненавидеть. Единственное, чего я от нее всегда добивалась - признания, кто мой отец. Перед смертью мама подозвала меня. Настал час, я узнаю, кто я, подумала я и склонилась ближе. Но мама смертельной хваткой вцепилась мне в горло. С этим и ушла из жизни. Расцепить ее судорожно стиснутые руки помог Виктор.

Вложила в детей душу

На Сахалине Юртовы прожили 35 лет. После перебрались в Макеевку. А в 2007 году, оставив благоустроенную трехкомнатную квартиру и работу, вернулись на Кубань. Денег у семьи едва хватило на то, чтобы приобрести домик в поселке Андреедмитриевском.

- Живя на Сахалине, я грезила Кубанью, - признается наша собеседница. - Первым звоночком стал просмотр трилогии Никиты Михалкова «Анна», там я увидела наши колосящиеся золотом хлеба; вторым - выступление Кубанского казачьего хора. Безмерно благодарна мужу и детям за то, что прислушались ко мне.

Нина Юртова мечтала о большой семье, но мамой стала лишь трижды.

- Наши с Виктором дети - желанные и долгожданные, - делится наша собеседница. - Все трое рождены с разницей в девять лет четыре месяца. Потом пришло время, когда мы с радостью брали на руки внуков. Их у нас четверо. У детей должны быть мама и папа, у внуков - бабушка и дедушка. В моей жизни этого не было. Я вложила всю душу в то, чтобы все это было у моих родных.

И это - не пустые слова. Помните дощечку с нарисованными клавишами? Когда подросла Инна, Нина Ивановна купила пианино и предложила дочери поступить в музыкальную школу. Инна окончила не только ее, но и музыкальное училище, стала музработником. Старший сын Иван - спортсмен, мастер спорта по плаванию. Александр - младший сын Юртовых, окончил университет УВД. Все трое были окружены родительской заботой и поддержкой.

Сегодня с большой радостью в Андреедмитриевскую, к бабушке и дедушке, приезжают дети Инны и Александра. Не столько угощений, сколько волшебных историй, участниками которых становятся они сами, ждут внуки Нины Ивановны.

Росписи в Книге почетных юбиляров

50-летие совместной жизни Юртовы скрепили росписями в Книге почетных юбиляров.

Как и пятьдесят лет назад, в зал торжественных бракосочетаний Нина Ивановна и Виктор Александрович вошли под марш Мендельсона. Инициаторами празднования полувекового юбилея стали их дети. Организовать незабываемую церемонию помогли сотрудники отдела ЗАГС. Для них каждая такая пара - пример истинной любви, образец семейных ценностей.

Проникновенный голос руководителя отдела ЗАГС Натальи Савчатовой. Слова из приветственного адреса главы района Андрея Ворушилина и председателя районного Совета депутатов Сергея Маханева. Поздравление главы Безводного сельского поселения Натальи Барышниковой. Вальс. Слезы радости. Объятия и теплые слова близких. Все это запечатлелось в памяти и пополнило летопись жизни семьи Юртовых.

Нина Юртова:

У детей должны быть мама и папа, у внуков - бабушка и дедушка. В моей жизни этого не было. Я вложила всю душу в то, чтобы все это было у моих родных.

 

Последние новости

Январь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Яндекс.Погода