О поваренной книге блокадного Ленинграда и стойкости его жителей

История, память
Утилиты
Типографика
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

27 января 1943 года была полностью снята блокада Ленинграда, продолжавшаяся долгие 900 дней. С тех пор прошло уже 78 лет, но подвиг города и его жителей живет в памяти поколений.

Уже второй год подряд в России проводится патриотическая акция «Блокадный хлеб». Она приурочена к дню полного снятия ленинградской блокады. И символом ее стал кусочек того самого хлеба, 125 граммов которого получали в сутки ленинградцы…

Попав в 2002 году в Питер вместе с группой школьников, мне посчастливилось познакомиться с замечательной женщиной. Лариса Антоновна Журба - коренная петербурженка, женщины четырех поколений ее семьи даже детей рожали в одном и том же родильном доме на Петроградке. Историк по специальности, Лариса Антоновна всю жизнь посвятила изучению родного города. Поэтому, став экскурсоводом нашей группы, она не просто рассказывала о Санкт-Петербурге и Ленинграде, она признавалась в любви каждой улице, каждому памятнику, мостам и Неве, и, конечно, своим землякам.

- Моя бабушка осталась в блокаду в городе, - вспоминала Лариса Журба. - Муж ее, мой дед, работал на заводе, продукция которого была необходима фронту. И бабуля не захотела оставлять мужа. Она много рассказывала о жизни в блокаду, и каждый такой рассказ - дань памяти людям, героизм которых невозможно описать простыми словами.

8 сентября 1941 года немцы захватили Шлиссельбург, взяли под контроль исток Невы и блокировали Ленинград с суши. После этого подвоз продуктов в город стал невозможен. К тому же в начале сентября сгорели Бадаевские склады, где хранились крупные запасы муки, сахара и других продуктов. Возник вопрос: чем кормить людей? По заданию Государственного комитета обороны был организован учет всех продовольственных запасов - как в гражданских организациях, так и в военном ведомстве. На 12 сентября результат был следующим: зерно, мука - на 35 суток, крупа и макароны - на 30 суток, мясо - на 33 суток. В городе практически не было запасов картофеля, овощей, фруктов.

Тогда специалистам ленинградской пищевой промышленности была поставлена задача - организовать производство пищевых продуктов и их заменителей из непищевого сырья. Задача сложная, ведь можно было использовать только то, что еще оставалось в осажденном городе и пригородах, при этом основную часть промышленных предприятий эвакуировали.

Василий Иванович Шарков - профессор, доктор технических наук, заведующий кафедрой гидролизных производств Ленинградской лесотехнической академии и заместитель директора Всесоюзного научно-исследовательского института гидролизной и сульфитно-спиртовой промышленности (ВНИИГС) - предложил использовать в качестве пищевых добавок гидроцеллюлозу (во время блокады ее чаще называли пищевой целлюлозой) и белковые дрожжи.

- Гидроцеллюлозу добавляли в хлеб - в тот самый, блокадный. А из дрожжей бабушка готовила суп и паштет, - говорила Лариса Антоновна. - Она до самой смерти помнила этот рецепт. И я его помню со слов бабушки. Чтобы приготовить паштет, дрожжи жарили с солью, луком, перцем и жиром до густоты теста и смешивали с немного поджаренной мукой. Дрожжи теряли специфические для них запах и вкус, приобретали запах жареной печенки и приятный мясной или грибной вкус. Такой паштет можно было намазывать на хлеб. По аналогичному рецепту делали котлеты, но только массу еще перемешивали с готовой гречневой, рисовой или чечевичной кашей и мукой. К жареным котлетам готовили специальный луковый соус, также с добавлением жареных дрожжей. А еще выручал столярный клей.

Сырьем для столярного клея издавна служили кости животных, мездра - слой шкуры (подкожная клетчатка, остатки мяса и сала), отделенной при выделке кожи. Клей из рыбы осетровых пород был самым лучшим из всех животных клеев. В продажу столярный клей поступал в виде плиток размером с шоколадную: чем прозрачнее плитка, тем выше качество. Во время блокады этот сугубо строительный материал стали широко использовать в пищу, из одной плитки получалось три тарелки студня. В 1942 году на рынках города плитку столярного клея весом 100 граммов продавали по 40 рублей.

- Голод научил ленинградцев готовить целых 22 блюда только из деталей текстильных машин, изготовленных из кожи («гонок»), - рассказывала Лариса Журба. - На Пролетарском заводе, где работал дед, дирекция решила выдать из запасов вспомогательных материалов сыромятные ремешки (ими сшивали большие ремни для воздушных компрессоров). Для употребления их в пищу сыромятные ремешки резали на кусочки длиной по одному сантиметру, затем опускали в воду и кипятили до тех пор, пока не заканчивалось выделение на поверхности темной пленки (масляная пропитка). Ее выбрасывали из кастрюли. Оставшийся естественный светлый жирок из ремешков выходил в воду, а вынутые из кипятка разбухшие кусочки пропускались через мясорубку. Опять продолжалось кипячение. После этого смесь остужалась и выносилась на холод. Получался «студень», который служил дополнительным питанием…

…Рассказы Ларисы Журбы я записывала урывками - нужно было уделять внимание моим подопечным. Но перечитывая вновь и вновь свои записи, сделанные по памяти, я преклоняюсь перед мужеством людей, победивших блокаду. Пусть же их подвиг живет в веках…

 

Последние новости

Социальные группы

ОК
VK

Яндекс.Погода