22
Пн, окт
58 новые статьи

Склонили головы потомки, и клены грустно шелестят...

Иван Шевченко делится воспоминаниями с главой района Андреем Ворушилиным и участниками торжественного открытия памятного знака землякам, расстрелянным в годы оккупации станицы Курганной.

История, память
Утилиты
Типографика

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В районе Самойлова кургана в канун Дня Победы открыли памятный знак землякам, расстрелянным в годы оккупации станицы Курганной

Идея установить памятный знак на месте массовых расстрелов советских граждан, неугодных режиму нацистской Германии, принадлежит очевидцу тех событий - Ивану Шевченко. Его инициатива нашла поддержку на уровне городской и районной власти, Курганинского исторического музея. На открытие памятного знака собрались юнармейцы, кадеты, школьники, музейные работники, представители церкви, депутатского корпуса, руководители районной и городской администраций.

Прежде чем на обочине михайловской трассы появился памятный знак, была проведена работа по подтверждению достоверности событий осени 1942 года.

Кроме свидетельств очевидцев, в числе которых был Иван Федотович Шевченко, племянник председателя сельского совета Шевченко Ивана Федоровича, расстрелянного оккупантами, исторические события подтверждаются данными госархива Краснодарского края. В частности, в акте чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков, составленном в марте 1943 года, говорится о том, что после освобождения станицы Курганной были вскрыты четыре могилы. Вторая и третья были расположены за железнодорожным полотном, в восьмистах метрах от станицы, близ кургана. Картину раскрытых злодеяний представляли переломанные кости, огнестрельные раны, кровоподтеки на телах погребенных, остатки разорванной и окровавленной одежды.

Иван Шевченко, благодаря которому появился памятный знак, в то время был юным парнишкой. На его глазах брички, запряженные лошадьми, в течение трех дней подвозили к траншее неугодных «новому порядку». Вместе со станичными ребятами из-за зарослей камыша он видел, как расстрелянных сбрасывали в траншею, вырытую у кургана, напротив сахарного завода.

Вместе с немецкими частями в наш район, как на Кубань в целом, пришел оккупационный режим. Устанавливая его, гитлеровцы рассчитывали на поддержку со стороны местных жителей, недовольных советской властью. В то время когда патриотически настроенная часть населения страны отдавала все свои силы на борьбу с фашизмом, были те, кто с приходом немецких войск связывал свои надежды с личным будущим, в планы некоторых из них входило более высокое положение по социальной лестнице.

Карательную работу среди мирных жителей вели не столько фашисты, сколько местные полицаи. При пособничестве станичников, недовольных властью Советов, они помогали фашистам выявить партизан, партийных работников, комсомольцев, советских активистов, председателей колхозов, депутатов сельских Советов, евреев.

На первом месте в списке притязаний захватчиков стояла задача обеспечения продовольствием армии и германского народа в целом. А потому не только пребывание на улицах после установленного часа, хранение и ношение оружия, укрывательство партизан и бойцов Красной Армии, но и саботаж, преднамеренный невыход на работу, строго запрещались и карались расстрелами.

Кровью более семисот сограждан запятнали себя начальник жандармерии Александр Козлов и его пособники, выполнявшие приказы коменданта района - обер-лейтенанта Вилли Роймера.

- Злодеяния, творимые фашистами и предателями - трагическая страница нашей истории. Мы, ныне живущее поколение, должны не только знать историю своей страны, историю своей малой родины, но и передавать эти знания потомкам. Память о земляках, погибших от рук карателей, должна наполнять наши умы и души, жить в наших сердцах, - сказал, обращаясь к собравшимся, глава района Андрей Ворушилин.

«Вечную память» по убиенным после окончания панихиды провозгласил иерей Серафим Драгомиров.

Отныне проезжающим по михайловскому шоссе трассы Усть-Лабинск-Лабинск-Упорная напоминанием о безвинно погибших соотечественниках будет служить памятный знак, на мраморной плите которого высечены слова: «У этого кургана осенью 1942 года фашистскими оккупантами были расстреляны военнопленные Красной Армии и мирные жители станицы Курганной…»

Глава города Василий Руденко и юнармеец Татьяна Молчанова высаживают кленовое дерево - символ памяти о курганинцах, погибших осенью 1942-го.Высаженные здесь клены будут расти под мирным небом Кубани. Но шелест их листвы будет нашептывать путникам о том, насколько невыносимо-тягостной была боль матерей, на глазах которых убивали детей, о том, какой ужас испытали юные курганинцы, над головами которых занесла руку смерти фашистская Германия, каким горьким было бессилие плененных бойцов Красной Армии.

Может быть, среди остановившихся путников окажешься и ты, наш читатель. Поклонись невинно убиенным и, склонив голову, прошепчи: «Вечная память».

Фото автора

Социальные группы

ОК
VK
FB

Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4

Яндекс.Погода